О святынях

Митрополоит 400px

По церковным понятиям, «святой» означает «взятый в удел» (1 Петр. 2,9), посвященный Богу. В этом смысле слова «святой», «освященный» употребляются по отношению и к человеку, и к предметам, в том числе используемым для богослужения. Но не только предназначение предмета определяет его святость. По своему материалу, по видимым качествам и по невидимой — духовной — значимости священные предметы являются носителями Божественной благодати и потому почитаются Церковью.

Свеча – это символ молитвенного горения перед Господом, Его Пречистой Матерью, перед святыми угодниками Божиими. Свеча – знак добровольной жертвы Богу и Его храму и символ причастности человека к Божественному Свету.

В церковной истории употребление воска и свечей началось очень рано. Об этом сохранилось много свидетельств.

Блаженный Иероним говорит о возжигании свечей в храме как о благочестивом обычае, широко известном в четвертом веке.

В шестом веке о свечах упоминалось даже в государственных законах. В кодексе императора Юстиниана было указание, по которому никто не мог приступить к постройке монастыря или церкви до тех пор, пока не доказывал, что он в состоянии выделить достаточно денег на воск, свечи, масло, богослужение, на сохранение храма, на пищу и одеяние его служителей (Кормчая книга. Гл. 42).

Седьмой же Вселенский собор (787г.) прямо определяет почитать крест и иконы лобзанием, поклонением, воскурением ладана и возжением свечей и ссылается на древность этого обычая.

Свеча символизирует духовный союз верующего со святой Матерью-Церковью. Свет свечей и лампад в православном храме являет собой образ небесного, Божественного Света, знаменует Христа как Свет миру, Свет истинный, просвещающий каждого человека, приходящего в мир (Евангелие от Иоанна, 1, ). «Лампады и свечи суть образ вечного Света, а также означают свет, которым сияют праведники», – писал святой Софроний, патриарх Иерусалимский, живший в VII веке.

Древние византийские храмы не случайно имели очень узкие окна, не дававшие вливаться внутрь широким потокам света. Даже в солнечный день здесь царил полумрак и у этой архитектурной особенности есть свой символический смысл. Полумрак в церкви означает земную жизнь человека, сумрак греха и неведения, который рассеивается светом Божиим. Однако полной темноты в храмах не бывает никогда. Даже на всенощном бдении при чтении Шестопсалмия, когда положено гасить свечи, в середине, где стоит чтец, и перед иконами Христа, Богородицы и иконостасом остаются горящие свечи. Полумрак, окутывающий церковь, способствует сосредоточению, обращению верующего вглубь своей души. В праздничные и воскресные дни зажигается много свечей и лампад, передающих радость торжества.

Те свечи, которые мы покупаем в храме для того, чтобы поставить возле икон, призваны передавать наше душевное состояние. Эти свечи имеют несколько духовных значений. Так как свеча покупается, она является пожертвованием человека Богу и храму. Мягкость воска, из которого сделана свеча – это выражение нашей готовности к послушанию Господу. Горение свечи символизирует стремление человека к преображению своей души. Пламя свечи есть огонь любви человека к Богу, к Богоматери или к святому, у лика которого свеча ставится.

Преподобный Симеон Новый Богослов так говорит о значении свечи в храме: «Множество возженных свечей означают светлые помыслы, которые должны светить в тебе, подобно свечам, так, чтобы не было ни одного мрачного помысла в доме души твоей, но чтобы все были огненны и блистали светом Святого Духа, и в тебе не было недостатка ни в одном из светоносных помыслов рассуждения». (Преподобный Симеон Новый Богослов. Слова. Слово 41.). Пламя свечи напоминает нам о том, что так же гореть и светиться должно пламя веры в душе человеческой. Тает свеча перед образом. Тает постепенно и терпеливо. Так и наша гордость должна таять перед лицом Божиим – смиренно и покорно. Так и наша земная жизнь постепенно сгорает, пока не дойдет до последнего мгновения.

Горящая свеча – это видимый знак, который выражает горячую любовь, благоволение к тому, кому ставится свеча. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил так: «Ставить свечи перед иконами хорошо. Но лучше, если приносишь в жертву Богу огнь любви к Нему и к ближнему. Хорошо, если вместе бывает и то и другое. Если же ставишь свечи, а любви к Богу и ближнему в сердце не имеешь — скупишься, не мирно живешь, — то напрасна и жертва твоя Богу». Поэтому ставить свечу формально, с холодным сердцем, нельзя. Внешнее действие должно сопровождаться молитвой – хотя бы самой простой, своими словами.

Ладан – это благовонное вещество, фимиам, которое с ветхозаветных времен приносится как благоуханная жертва Богу, символ нашей молитвы, которая возносится к Небесам. О ладане определенно говориться в Библии, в книге Исход, собственно там содержится один из первых в истории рецептов, как приготовить благовонное курение и как его использовать:

34. И сказал Господь Моисею: возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душистого и чистого ливана, всего поровну,

35. И сделай из них искусством составляющего масти курительный состав, стертый чистый, святый;

36. И истолки его мелко, и полагай его перед ковчегом откровения в скинии собрания, где я буду открываться тебе: это будет святыня великая для вас.

37. Курения сделанного по сему составу, не делайте себе: святыней да будет оно у тебя для Господа.

38. Кто сделает подобное, чтобы курить им, истребиться из народа своего.

С истоков христианства курительный состав был четырехкомпонентный, собственно ладан в нём был одной из равных составляющих частей. Со временем, то чем кадили в христианской церкви стало называться одним словом — ладан.

Настоящий ладан — это смола очень редкого дерева произрастающего в Аравии в Восточной Африке и Индии. Латинское название его — Boswellia, оно бывает нескольких видов, незначительно отличающихся друг от друга с ботанической точки зрения, но значительно отличающихся по производимому ими продукту, а именно тому что называется ладаном.

Так, в Книге пророка Малахии Бог говорит: «От востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву… » (Мал. 1, 11). Под «чистой жертвой» понималась первыми христианами святая Евхаристия — хлеб и вино, а под фимиамом — употребление ладана (по изъяснению святого мученика Иустина Философа).

Основываясь на этом месте Ветхого Завета, христиане во время Евхаристии стали употреблять ладан. В Новом Завете, в Откровении Иоанна Богослова много раз говорится о ладане, как о жертве истинному Богу (Откр. 5, 8; 8, 3-5), а также упоминается каждение в иерусалимском храме евангелистом Лукой (Лк. 1, 9). Третье апостольское правило говорит о ладане и елее, которые христианам можно приносить в храм как дар. Преподобный Ефрем Сирин просит быть похороненным при каждении в доме Господнем.

Итак, чем дальше рассматриваем исторические события христианской Церкви, тем более имеем доказательств богослужебного употребления ладана и каждения. Сегодня почти не существует церковных священнодействий (как в храме, так и в домах верующих, а также на могилах и в других местах), не сопровождающихся каждением.

Каждением почитаются святые иконы и другие церковные предметы, а также присутствующие на богослужении верующие: епископы, священники, прочие церковнослужители и народ. 

Каждением верных принимаются их молитвы, и в то же время им подается освящение, которое приходит невидимым образом, подобно распространяемому аромату ладана. Ладан имеет различные аллегорические смыслы, он, например, означает восхищение ума и сердца нашего к Небу во время молитвы.

Ладан используют только для каждения в церкви или дома. Эти святыни ни в коем случае не следует использовать для лечения у целителей, экстрасенсов, «бабушек» и тому подобных людей, для гадания и т.д. Поступая так, мы приносим жертву не Богу, а дьяволу, оскверняем святыни православного храма и этим совершаем ГРЕХ.

Икона (от греч. eikón — изображение, образ) — это не просто картина, а святой образ. По выражению русских религиозных философов, икона — это окно, помогающее человеку во время молитвы взглянуть в горний, то есть высший мир.

Богословское обоснование иконы строится на факте воплощения Сына Божьего. Сын, как и Отец, есть истинный Бог, и Его божественную природу невозможно изобразить. Но этот самый Сын становится человеком, принимает на Себя нашу плоть и кровь, становится осязаемым и изображаемым. Христос – это Бог, который по своему великому милосердию и любви нисходит в этот мир. И поэтому с момента Рождества нашего Спасителя от Девы Марии в лице Христа мы имеем право изображать Бога. Изображаем мы, конечно же, не Его Божество, которое остается непостижимым, а Личность Господа воплотившегося, страдавшего, распятого и воскресшего.

Комментирование запрещено